Какие бывают музеи? О-о-о, их очень много и самых различных направлений. Это Лувр и Эрмитаж, Метрополитен-музей и Музей Хиггинса, Королевский Арсенал в Лидсе и Танковый музей в Бовингтоне, это Центральный Военно-Морской Музей в Санкт-Петербурге и Военно-исторический музей фортификационных сооружений «Михайловская батарея» в Севастополе, это великое множество краеведческих музеев в городах России, подчас даже в самых маленьких, а то и в станицах, например, Тамани, и… такое же множество муниципальных и частных музеев за рубежом. То есть людям интересно их прошлое, их культура и все эти музеи их интерес к ним так или иначе удовлетворяют. Есть музеи этнографические и музеи техники, есть музеи редкостей, та же Кунсткамера в Петербурге, есть музеи вина, музей пива, музей… музей… музей кошек, причем даже и не один!

Национальный музей археологии Франции. Настоящий замок, не так ли?

И тем не менее есть одно историческое направление, которое всегда так или иначе присутствует в работе любого исторического музея, но главным является лишь для некоторых. Это направление – археология. Археологические находки мы можем увидеть едва ли не в каждом музее нашей страны, однако хватает их, ну, скажем, на один зал и не более того. Специальные музеи у нас тоже есть, например, в Анапе, где археологи откопали древнюю Горгиппию, или в Тамани, где есть небольшой, но прекрасно оформленный музей древнего города Гермонасса, но похвастаться огромными собраниями и зданиями внушительных размеров могут разве что Афины и Каир, хотя множество археологических памятников можно встретить и в Британском музее, и Токийском национальному музее, что неудивительно, конечно.

Весной вокруг него повсюду цветут тюльпаны.

План замка-музея.

Однако совершенно уникальный, причем чисто археологический, музей есть и во Франции, причем всего в каких-то 19 километрах к западу от Парижа. Это Национальный музей археологии, который является одним из основных французских музеев, а его экспозиция охватывает период с доисторических времен и до эпохи Меровингов. Расположен он в Шато-де-Сен-Жермен-ан-Ле в Сен-Жермен-ан-Ле. Конечно же там надо побывать, чтобы все, что там выставлено, увидеть собственными глазами, потому что словами трудно передать весь тот объем информации, который при этом можно получить. Но, тем не менее, если можно попробовать, то… почему бы этого и не сделать и хотя бы в основном не попытаться о нем рассказать. Тем более, что археология – предмет, интересующий многих посетителей сайта ВО.

Внутренний двор.

Начнем с истории, с того, что замок Сен-Жермен был одной из самых важных королевских резиденций вблизи Парижа начиная с XII века. После переезда двора в Версаль, в замке разместился суд, а затем он был предоставлен изгнанному из Англии королю Якову II, стал кавалерийской школой в 1809 году и, наконец, военной тюрьмой с 1836 по 1855 год. К этому времени он находился в очень плохом состоянии, а памятником истории был признан 8 апреля 1863 года.

Внутри залы внушительны даже сами по себе.

Экспозиции в них под стать размерам помещений.

В те годы он представлял из себя настоящий лабиринт из коридоров, фальшполов и временных перегородок. Замок сильно обветшал и был черным от копоти. Архитектору Эжену Милле, ученику Эжена Виолле-ле-Дюка, было поручено восстановить замок, чтобы перевести в него Национальный музей древностей, для чего в первую очередь нужно было разобрать в нем все камеры, которых там понаделали, когда он использовался как тюрьма. Уже в 1857 году он сообщил, что все перегородки, образующие камеры, снесены, а территория замка очищена. Строительные работы начались в 1862 году, причем Милле поставил перед собой цель восстановить замок таким, каким он был при короле Франциске I. Работы потребовала времени и средств и была завершена лишь в 1907 году.

Зал древностей, названный в честь археолога Эдуарда Пьетте, представляет собой «музей в музее».

Витрина древних каменных рубил.

Слева изделия из кости, справа – из камня.

Первое свое название — «Музей галло-римских древностей» он получил в 1862 году. Затем ему довелось побывать «Музеем кельтских и галло-римских древностей», «Музеем национальных древностей» (1879), пока в 2005 году он не приобрел свое теперешнее название: «Национальный археологический музей».

Знаменитая «Брассемпуйская Венера».

Надо заметить, что любая империя хороша тем, что выделяет сравнительно много средств на науку и искусство. Вот и Вторая французская империя не была исключением, и ее эпоха по времени совпадает во Франции с всплеском интереса к археологии. И это неудивительно: ведь сам император Наполеон III был увлечен историей и археологией, и финансировал проведение раскопок. Ну, а найденные находки требовалось где-то хранить. Поэтому 8 марта 1862 года Наполеон III и подписал указ о создании галло-римского музея археологических древностей.

В 1864 году Жан-Батист Вершёр де Реффи, который был привлечен к работе над проектом музея, предложил императору проект «исторического музея», способного «предоставить историкам точные документы о жизни наших отцов…», а также заинтересовать промышленность древними образцами и технологиями. Замысел Наполеону III понравился, и он лично открыл первые семь комнат музея 12 мая 1867 года во время Парижской всемирной ярмарки.

Начиная с 1936 года, в музее начинают создавать планы по спасению артефактов, список наиболее важных произведений и проводить подготовку к их возможной эвакуации, что однозначно говорит о дальновидности работников музея и их практическом уме. Подвалы со сводами площадью 2,70 метра были подготовлены в качестве убежища для сотрудников музея. Подготовлены деревянные ящики для транспортировки коллекций (по оценкам, для их вывоза нужно было задействовать 12 грузовиков, но все они были реквизированы армией в 1938 году).

Традиционный галльский шлем с наушниками, на которых отпечатаны три диска.

24 августа 1939 года поступил приказ закрыть музей, после чего коллекции его были эвакуированы. С 24 июня 1940 года музей был занят немецкими войсками, которые выставочный зал №1 превратили в конференц-зал для немецких властей, отвечающих за Иль-де-Франс. Позднее замок пострадал от бомбежек, но, в общем-то, пережил оккупацию вполне успешно, а